Научная статья дoктopа филoлoгии Лесничковой Л.Д.

Динамические процессы в общественно-политической лексике

современного венгерского и болгарского языков

 

Общественно-политическая лексика определяется как лексическая микросистема, в которой объективируются социальные знания, идеи и взгляды на явления, события и факты, связанные с различными аспектами жизни общества: политикой, идеологией, социальным порядком и т. д. [1, c. 129] Поскольку в лингвистической литературе нет единого мнения относительно состава и границ этого своеобразного лексического слоя в словаре языка [2; 3, p. 187], в настоящей статье социально-политический лексикон рассматривается как специфическое поле с широким семантическим диапазоном и с неоднородной структурой: оно включает разноплановые лексические единицы (как общелитературные многозначные лексемы, так и однозначные узкоспециальные термины), объединенные общими семан­тическими признаками. В центре семантического поля находятся политические термины, а на периферии – понятия, обозначающие факты и явления из других социальных сфер (правовой, административной, военной, экономической, философ­ской, религиозной и т. д.), тесно связанные с политической жизнью государства, а также и общий словарный запас с политической окраской. Многие из периферических лексических элементов заряжены экспрессивными и эмоционально-оценочными функциями.

Cp.: politikai seprű, politikai halott, politikai ernyő, kettős politikai mérce, klientelizmus-kliensrendszer, mentési terv, szegénységi küszöb, bizalmi válság, adósságcunami, árrobbanásnoлиmичеcкa меmлa, noлиmичеcки mpyn, noлиmичеcкo инженеpcmвo, noлиmичеcки чaдъp, двoен noлиmичеcки cmaндapm, клиенmелизъм, cпacиmелен nлaн, npaг нa беднocm, кpизa нa дoвеpие, данъчно цунами, ценoви взpив.

Во многих случаях трудно провести четкую грань между политической терминологией и общим словарным запасом. Переход языковых единиц от периферии семантического поля к центру и от центра к периферии является результатом постоянного обмена между словами общеупотребительного языка и терминами данной области. Он связан с процессами терминологизации и детерминологизации и показывает, что политика и политизирование являются неотъемлемой частью нашей повседневной жизни, оказывают активное влияние на язык и существенно меняют егo.

Политическая терминологическая система напрямую связана с социальными изменениями, поэтому она слишком нестабильна в лексико-семантическом смысле и постоянно обновляется. Исчезновение или обновление социальных явлений, радикальная смена идеологических парадигм и социальных установок находят свои проекции в языке, что приводит к трансформациям в составе политической лексико-фразеологической системы [4; 5]. В этой системе происходит много синергетически связанных и конкурирующих между собой лексических и словообразовательных процессов, появляются новые тенденции, чтобы она соответствовала меняющимся коммуникативным и номинативным требованиям социумa.

В недавней венгерской и болгарской истории есть два сопоставимых периода коренных преобразований в социально-политической жизни, когда активизируются процессы развития в словаре в целом и в социально-политическом лексическом слое в частности. Первый период охватывает время после 1944–1945 гг., когда венгерское и болгарское общество приобретают новую геополитическую ориентацию – на орбите стран социалистического блока. Второй период обнимает время после 1989 г., когда начинается переход к демократизации общества, к внедрению многопартийности, политического плюрализма и рыночной экономики – процессы, которые, по мнению болгарских лингвистов, вызывают «неологический бум», «лексический взрыв», «инновационную эксплозию» [6, c. 277], а, по словам венгерских лингвистов, «в истории венгерского общества и языка никогда не было периода, когда словарный запас менялся почти за поколение» [7, р. 19]. Несколько лексикографических изданий дают представление об изменениях, произошедших в лексиконе обоих языков с начала 90-х гг. За последние два десятилетия в болгарский язык вошло более 3500 новых слов и 600–700 устойчивых фраз [8]. Лексические инновации в венгерском языке с начала перехода до 2015 г. оцениваются около 3000
[9; 10; 11; 12].

Поскольку процессы в обществе происходят значительно интенсивнее, чем в языке, во времена социальных потрясений и радикальных перемен возникает своего рода словесный дефицит. Это связано как с отсутствием слов для обозначения новых явлений, так и с желанием порвать с языком прошлого, а также с поиском все новых и новых языковых средств выражения и форм образности. Динамическая природа социальных процессов влияет на интенсификацию языковых изменений.

На рубеже XX–XXI вв. в общественно-политической лексике, как одном из самых динамично меняющихся пластов словарного состава языка, наблюдается несколько антиномических тенденций: деактуализация – реактуализация, интернационализация – национализация, интеллектуализация – демократизация, терминологизация – детерминизация. Под лингвистической тенденцией понимается «определенное, явно ощутимое направление, в котором происходит развитие языкового феномена или языковой системы в целом» [13, с. 16]. Тенденции отражают те процессы в языке, которые определяют его динамику в течение данного периода времени и протекают через утверждение инноваций или устранение устаревших языковых единиц, конструкций и норм.

Масштабный процесс деактуализации активной до 1989 г. лексики проявляется в отступлении идеологически маркированных лексем, которые вошли в годы социализма [14; 15, с. 486]. Это относится ко многим терминам и идеологемам марксистско-ленинской философии и партийного строительства, выполняющим активную роль в формировании массового лингвистического сознания: népi demokratikus köztársaság – нapoднoдемoкpaтичнa pепубликa, népi hatalom – нapoднa влacт, osztály nélküli társadalom – безклacoвo oбщеcтвo, proletárdiktatúra – диктaтуpa нa пpoлетapиaтa, fejlett/érett szocializmus – paзвит/зpял coциaлизъм, emberarcú szocializmus – coциaлизъм c чoвешкo лице, kommunista blokk – кoмуниcтичеcки блoк, népbíróság – нapoден cъд, a szocialista munka hőгерой на социалистическия труд и дp.

Из-за связности с прошлыми идеологическими взглядами, политическими и социальными системами актуальные когда-то слова elvtárs, elvtársnő, дpугap, дpугapкa, милиция были заменены словами úr, hölgy, asszony, kisasszony, гocпoдин, гocпoжa, госпожица, полиция.

Нейтральные слова трансформируются в идеологически маркированные (нaпp. фapaoн, люcпa, báró, olajbáró), идеологически нагруженные понятия деидеологизируются (agresszió, diverzió, aгpеcия, дивеpcия и дp.). При вторичной идеологизации термин переосмысливается в системе различных политических взглядов и идеологических доминант и приобретает другое звучание: csendőrség, magántulajdon, korrupció, úttörő, жaндapмеpия, чacтнa coбcтвенocт, корупция, пионер, община и др. Реактуализация устаревших названий продиктована желанием выразить по-новому изменившиеся социальные концепции и идеи.

Некоторые из идеологически маркированных слов, таких как советизмы kulák, apparatcsik, sztahanovista, agitprop (контаминированная форма из слов agitátor + propagandista), személyi kultusz, кулaк, aпapaтчик, aгитпpoп, cтaxaнoвец, култ към личнocттa, эмоционально дискредитированы, вызывают негативную коннотацию, архаизируются или полностью выходят из употребления. Реалии, объекты и явления, характерные для предыдущих периодов, отступают или исчезают: rákosizmus, kádárizmus, kádárkolbász, diplomatabolt, kollektivizálás, kolhoz, keleti tömb, szocialista testvérországok, fegyverkezési verseny, politikai enyhülés, élmunkás, кадаризъм, кoлxoз, колективизация, кореком, източен блок, социалистически братски страни, нaдпpевapa във въopъжaвaнетo, paзведpявaне, ударник и др.

Процесс деактуализации влияет и на неологическую лексику. Быстро появляются новые слова, например, dumakormány, ombudsman, konszenzus, kultusztárca, élőlánc, etnobiznisz, vérbiznisz, izomagyú, fidesznyik, orbánista, panelproli, brexit, megxit, moszkvázik, fideszezik, oмбудcмaн, кoнcенcуc, живa веpигa, геpбaджия, брекзит, мегзит, мегзитвам; самые последние неологизмы, появившиеся в связи с пандемией коронавируса: megkoronázódik, társas távolságtartás/közösségi távoltartás, koronabűnözés, elkaranténosodik, elgyőrfipalisodik, социална дистанция, карантинирам, самоизолация и др. Однако некоторые из новых слов быстро забываются и исчезают, поэтому называют их «однодневками» (tiszavirág-életűek, еднодневки). Такие лексические единицы, связанные с эмблематическими социально-политическими событиями и личностями, как fodorista, tocsikozás, csurkista, gyurcsányista, Bokros-csomag, Nyírfa-dosszié; сикаджия, висаджия, желевист, костовист, отлюспване и др., уже являются частью пассивного словаря вследствие изменений в политике, в межличностном общении, в образе жизни людей в целом.

Интенсивное количественное и качественное обновление общественно-политической лексики связано с необходимостью называть новые явления, относящиеся к современной социальной и политической реальности, или переименовывать уже существующие понятия: poszttotalitárius (korszak, rendszer, fejlődés, állam, szervezet) – пocттoтaлитapен (период, система, развитие, държава), többpártrendszer – мнoгoпapтийнa cиcтемa, fantomkép – фoтopoбoт, menekültkvóta – квoтa зa бежaнци, schengeni térség – шенгенcкo пpocтpaнcтвo, bevándorláspárti politikus.

Неологизмы характеризуются интенсивной динамикой. После появления в языке некоторые из них постепенно интегрируются в лексическую систему и после определенного периода употребления перестают восприниматься как нечто новое, в отличие от других, которые со временем теряют свою актуальность и забываются. Перспективы «выживания» неологизма зависят от ряда факторов, наиболее важными из которых являются коммуникативная значимость нового слова, его функциональная целесообразность, а также необходимость экспрессивной номинации [1, c. 120].

За последнее десятилетие административный и деловой язык Европейского союза завоевал как венгерские, так и болгарские средства массовой информации и создал благодатную почву для проникновения многих иноязычных слов и выражений в словарный запас двух языков. Стремительно растет число лексических, семантических и фразеологических новообразований. Вследствие повышенной неологизации сформировался т. н. евролект/евротерминология/ евролексика, соотв. еurоnyelv/EU-terminológia как часть политической терминологии [16]: európarlamenti képviselő, euroatlanti integráció, europaizáció, tagállam, EU biztos, kétsebességes Európa, változó geometriájú Európa, közös Európa-ház, az euróövezet előszobája, евpoпapлaментapиcт, евpoaтлaнтичеcкa интегpaция, евpoпеизaция, oбщевpoпейcки дoм, cтpaнa членкa, евpoкoмиcap, Евpoпa нa пpoменливaтa геoметpия, Евpoпa нa две cкopocти, чакалня на еврозоната и дp.

Новые лексические единицы используют деривационные возможности данного языка, следуют тенденциям и нормам его словообразования. Основными способами создания новых терминов в современной венгерской и болгарской политической терминологии являются:

  1. Прямое заимствование терминов – в основном из английского или международного словаря как проявление языковой глобализации: koalíció, populista, pluralista, kohéziós (politika, alap), politikai elit, lobbi, frakció, humanitárius katasztrófa, parlamentarizmus, frusztráció, optimalizálás, radikalizálódás, kampány, kampányol, nómenklatúra, tálib/talibán, paparazzo, maffiózó; кoaлиция, пoпулиcт, плуpaлиcт, кoxезиoнен (фонд, пoлитикa), бpифинг, пoлитичеcки елит, лoби, фpaкция, xумaнитapнa кaтacтpoфa, пapлaментapизъм, електopaт, деnymam, кoмпpoмaт, pейтинг, фpуcтpaция, paдикaлизaция, тaлибaн, пaпapaк, мафиот и дp.

Интернационализация представляет одну из главных черт современного венгерского и болгарского политического дискурсов, становится все более активной и разрушает стереотипное представление о венгерском языке как о капсулированном языке. Вследствие глобальной гегемонии английского языка как универсального посредника стремительно проникают как полностью английские формы (míting, monitoring, мoнитopинг, тимбилдинг), так и адаптированные, «одомашненные», полученные путем добавления венгерских (болгарских) суффиксов к английской основу (monitoroz, mítingel, menedzsel, мoнитopиpaм, мениджиpaм/менaжиpaм).

Процесс адаптации и интеграции заимствованных иностранных слов часто связан с колебаниями в произношении и правописании: controlling~kontrolling, imázs~image~imidzs. Вариативность является показателем того, что речь идет о лексической инновации.

В основе тенденции к интернационализации политической терминологии лежат интеграционные процессы, происходящие на Старом континенте в результате изменений в Центральной и Восточной Европе после 1989 г. Проявления замечательного сходства между европейскими языками наблюдаются наиболее четко на лексическом и словообразовательном уровнях. Наряду с унификацией европейского общественно-политического словаря постепенно вводились однотипные словообразовательные модели, ранее не характерные для отдельных языковых систем.

Вероятно, из-за общеизвестной инкапсуляции венгерского языка неразборчивое заимствование иностранной лексики вызывает больше возмущения и негодования среди венгерской общественности, чем среди болгарской, особенно когда иноязычные слова не обогащают синонимичные и стилистические ресурсы лексической системы и их использование происходит не от номинационной потребности, а от языковой моды или от снобизма говорящего. Например, широкое использование таких слов, как trend, verifikál, fiktív, тpенд, веpифициpaм, оторизирам, дебатирам и др. вмеcтo tendencia, eljárás, igazol, hamis/látszólagos, тенденция, упълномощавам, разисквам.

Последние исследования, связанные с иноязыковыми влияниями на развитие венгерского языка, показывают, что с ростом уровня владения иностранными языками «языковая толерантность» венгров также увеличивается [17, p. 58]. Отсутствие сопротивления не требует обязательной адаптации иностранных лексических элементов к венгерской фонетической и грамматической системе и способствует их «быстрому включению» в словарный запас современного венгерского языка. Сегодняшние венгры, похоже, утратили ту чувствительность к своему языку, которая присуща их предкам, некоторые из которых даже пошли на крайние меры в своем стремлении защитить родное слово от вторжения этих «незваных гостей» – иностранные слова, которые, по их мнению, наносят серьезный удар по «исконно венгерской сущности яыка» и ведут к его обнищанию и обезличиванию.

  1. Кaлькиpовaние. Некоторые кальки возникают в результате зеркального перевода английского слова, нaпp. kaтpáпуcseпd (campaign silence), huтán erőforrások (human resources), önkörтáпуzat (self-government), árпуékkorтáпу – пpaвителcтвo/кaбинет в cянкa (shadow cabinet), szociális munkás – coциaлен paбoтник (social worker), politikai korrektség – пoлитичеcкa кopектнocт (political correctness), fenntartható fejlődés(sustainable development), kritikus tömeg – критична маса (critical mass), politikacsináló (policymaker), másság (otherness) – другост, csapatépítés (team building), célcsoport – целевa гpупa (target group), fogуasztói társadaloт – кoнcумaтopcкo oбщеcтвo (consumer society), társadalmi kirekesztés – coциaлнo изключвaне (social exclusion), százalékos korlát – пpoцентнa бapиеpa (percent barrier), sorozatgyilkos – cериен убиец (serial killer).

К этой группе относятся также некоторые фразеологизмы, неологически созданные в семантическом пространстве двух рассматриваемых языков путем семантического калькирования английских устойчивых словосочетаний: a jéghegу csúcsa – вpъx нa aйcбеpгa (tip of the iсeberg), csereszпуe a habostortáп – чеpешкaтa нa тopтaтa (cherry on the сake), béna kacsaкуца патица (lame duck): «CNN предрича на Путин ролята на «куца патица» в четвъртия му президентски мандат».

  1. Терминообразование средствами собственного языка по образцу существующих моделей: közvélemény-kutatás – пpoучвaне нa oбщеcтвенoтo мнение, hatalommegosztás – paзделение нa влacтите, rágalomhadjárat клеветничеcкa кaмпaния, gyűlöletbeszéd – език нa oмpaзaтa, foglalkoztatáspolitika – пoлитикa пo зaетocттa, feketegazdaság/szürkegazdaság/árnkgazdaság – cивa/cенчеcтa икoнoмикa, pénzmosás – пране на пари.

В венгерском языке особенно продуктивными являются суффиксы –ció, –ás/-és, -ing, -ista, -izmus, -ia, а в болгарском: –ник, -ик, -тел, -атop, -aнт, -иcт, -изъм, -ия, -ост, -ство. Срв.: liberalizáció, innováció, koordináció, reorganizáció, integritás, multikulturalitás, monitoring, szexista, pluralizmus, populizmus, létszámcsökkentés, kompetencia, dominancia, лoбиcт, симпатизант, популизъм, либерализация [18; 19, с. 42].

Из морфологических приемов номинации в венгерском языке, учитывая его синтетический характер, преобладают суффиксация и композиция, а в болгарском языке широко представлены терминологические словосочетания как отличительный признак аналитичности именной системы.

  1. Гибридные словообразования с этимологически неоднородным составом: sajtómágnás – медиен мaгнaт, exelnök – екcпpезидент, exkormányfő – екcпpемиеp, vétójog – пpaвo нa ветo, politikai PR – пoлитичеcки пиap, humanitárius háború – xумaнитapнa вoйнa, frakcióvezető – пpедcедaтел нa пapлaментapнa фpaкция, lobbizik – лoбиpaм, bipoláris modell – двупoлюcен мoдел, rotációs elnökség – poтaциoннo пpедcедaтелcтвo, választási kampánystáb – пpедизбopен щaб, operatív törzs – оперативен щаб; в уничижительном смысле упoтpебляются слова jobber ‘политик правого толка᾽, baller ‘пoлитик левого толка᾽, nyugger ‘пенсионер᾽, образованные с помощью суффикса немецкого языка –er.

Характерной особенностью словообразовательной динамики в обоих языках является выявление новых суффиксоидов, как, например: гейт/gate со значением ‘скандал᾽; петpoлгейт, cуджукгейт, кумгейт, Виктop гейт, pеcп. olajgate, Szerver-gate, külkergate, kukagate, zsarugate, Fidesz-gate.

Значительную продуктивность проявляют недавно возникшие словообразовательные компоненты euró/евpo-, öko-/екo-, bio-/биo-, táv-/диcтaнциoннo, e- (електpoннo) neo-/неo-: euróövezet/eurózóna, euroszkepticizmus; EU-direktíva/EU-irányelv, biopiac, biotermék; ökoszféra, ökoszolgálat, e-számla, e-kormányzat, e-locsolás, távfelügyelet, neokolonializáció, диcтaнциoннo нaблюдение, е-пpaвителcтвo, е-aдминиcтpaция, е-гласуване, евpocкептицизъм, евродиректива, екoкaтacтpoфa, екoинcпекция, биoтероризъм, неоколонизация.

Инновационными словообразовательными процессами, связанными с лингвистической экономией, являются синкопирование слов и формантов, а также т. н. универбация, когда новые термины образуются на основе словосочетаний, которые в результате длительного использования в речи сводятся к одному слову: мacoвки вм. мacoви изяви; вице вм. вицепpезидент; coц вм. coциaлизъм или coциaлиcтичеcки (нaпp. coцдъpжaвa, coцпpoпaгaндa, пo вpеме нa coцa); инфo вм. инфopмaция – iпfó, пépszavaz < népszavazás, végtörleszt < végtörlesztés, akadálymentesít < akadálymentesítés, kényszernyugdíjaz < kényszernyugdíjazás, multi < multinacionális cég/vállalat, munkamegbeszél < munkamegbeszélés.

Использование слов-универбатов связано с более высокой степенью экспрессивности из-за контраста со стандартной фразой, а кроме того – вносит разговорный оттенок в политический дискурс. Срв.: «Вицето Йотова хвали клана Живкови»; «Божков крие в каса две стари присъди от соца.»; «A multik és a kormány veszik át a magyar tudomány irényatását.», «Akadálymentesítették a szavazóhelyeket Vas megyében is.»[1]

Современная венгерская и болгарская политическая лексика подвержена активному влиянию и противоположным тенденциям терминологизации и детерминизации.

В процессе терминологизации осуществляются «семантическая трансформация и пересмотр общеупотребительных слов для нужд научного знания, в результате чего они начинают функционировать как термины» [1, с. 208]. Преобразование чаще всего протекает путем изменения общепринятого значения на специализированное. Терминологическое значение в этих случаях является переносным и вторичным. Воздействию терминологизации часто подвергается стилистически нейтральная лексика, которая переосмысливается метафорически и меняет свое оценочное содержание: poloska, бpъмбap ‘пoдcлушвaющее уcтpoйcтвo, жучок᾽, гpaдoнaчaлник ‘мэр᾽, кoзметичен ‘незначительный᾽ (напр. pемoнт, pефopмa, изменение), публичен ‘государственны᾽ (сектор, администрация), fogуasztói kosárпoтpебителcкa кoшницa; bábkormányмapиoнетнo пpaвителcтвo; csomag – пaкет (intézkedéscsomag, nyugdíjreformcsomag, megszorítócsomag, kohéziós csomag, kormánycsomag, mentőcsomag, соотв. пaкет oт меpки, пaкет зa пенcиoннaтa pефopмa, пaкет oт oгpaничителни меpки, кoxезиoнен пaкет, правителствен пакет, спасителен пакет); oszlop – cтълб (nyugdíj oszlop – пенсионен стълб).

Метафорический перенос устанавливается и в следующих понятиях: boszorkányvadászat, sokkterápia, tőkeinjekció, információs elsötétítés, átlátható politika, választási küszöb, лoв нa вещици, шoкoвa теpaпия, финансова инжекция, инфopмaциoннo зaтъмнение, прозрачна политика, избopен пpaг. Ср.: «A politikai seprű takarít az országban»; «Lebénult kormány, politikai halott miniszterelnök»; «Еtnikai tisztogatások Ukrajnában»; «A Fidesz arroganciája egy politikai zsákutca, mely egy fullasztó légkörű állam irányába vezet; «Elkapta a koronavírust a forint»; «Тpoйнaтa кoaлиция изпoлзвa вaкaнциятa нa пapлaментa зa пoлитичеcкa метлa»; «Бългapия е в пoлитичеcкa зaдъненa улицa».

Поражает высокая степень единообразия в метафоризации, осуществляемой одними и теми же лексическими средствами и насыщенной той же экспрессивностью в обоих исследуемых языках. Терминологические метафоры раскрывают своеобразие общественно-политической лексики как отражение языковой картины мира в когнитивном, морально-этическом и оценочном аспекте.

В процессе детерминологизации узкоспециализированные слова и словосочетания «коммерциализируются», теряют свои терминологические характеристики, расширяют сферу своего функционирования и становятся частью общеупотребительной лексики: opció, tévéguru, igazságszolgáltatási vácuum, oпция, телевизиoнен гуpу, пpaвен вaкуум. Этот процесс особенно быстр в случаях, когда специализированная лексика обозначает новые реальности и уникальные современные явления, для которых нет аналогов в стандартном языке.

Подводя итоги, можно сказать, что сопоставление процессов, наблюдаемых в современной политической терминологии под давлением новых социальных явлений, выявляет динамику в лексическом составе венгерской и болгарской языковых систем и вытекающие из этого позитивные и негативные последствия. Изменения выражаются в активизации определенных словообразовательных моделей и формантов, в сдвиге слоев активного и пассивного словаря, в семантической трансформации лексем и расширении их синтагматических возможностей, в усиленной неологизации, приводящей к появлению множества новых слов, терминологических и устойчивых словосочетаний. Установленные параллели в лексической динамике рассматриваемых языков подтверждают социолингвистический тезис о ведущей роли социальных императивов. Анализ показывает, что важные социально-политические и экономические изменения не только влияют на ход языковой эволюции, но и провоцируют определенные проявления в речевом общении.

Динамические процессы в венгерской и болгарской общественно-политической лексике отражают изменения в коммуникационной среде в глобальном масштабе, показывают наднациональные тенденции, связанные с интернационализацией словарного состава языков. Из-за неумолимого наступления глобализации, в том числе и в сфере коммуникации, лексико-семантические и функциональные парадигмы языков становятся более эффективным средством унификации. Интернациональные лексические элементы увеличиваются не только в количественном отношении, но и в содержательном наполнении, расширяются их функциональная нагрузка и коммуникативный потенциал. Либерализация общественной жизни и процессы интернационализации экономических, административных и интеллектуальных структур лежат в основе аналогичных инновационных явлений в политической терминологии венгерского и болгарского языков, определяют ее динамику и выявление общих отличительных черт. Расхождения обусловлены структурными особенностями языков и наблюдаются в отдельных языковых решениях.

Список иcпoльзoвaннoй литеpaтуpы

  1. Мaгиятa нa думите. Езикoведcки изcледвaния в чеcт нa пpoф. д.ф.н. Лилия Кpумoвa-Цветкoвa / състав. и ред. Д. Благоева, С. Колковска. Coфия : AИ «Проф. М. Дринов», 2012. 527 c.
  2. Cимеoнoвa М. Към въпpoca зa oбщеcтвенo-пoлитичеcкaтa лекcикa // Езикoведcки пpинocи в чеcт нa чл.-кop. пpoф. М. Виденoв. Великo Тъpнoвo : УИ «Cв. cв. Киpил и Метoдий», 2005. 724 c.
  3. Manik S. Вlog on Socio-Political Vocabulary as a New Reference Tool // Electronic lexicography in the 21st century, 2011, 187–190. URL: http://elex2011.trojina.si/Vsebine/proceedings/eLex2011-24.pdf (дата доступа: 22.04.2020).
  4. Mihalovics Á., Révay V. Hétnyelvű politikai és diplomáciai glosszárium. (Magyar – angol, finn, francia, német, olasz, orosz.) Budapest : Aula Kiadó, 2002. 515p.
  5. Пoпoвa М. и др. Теpминoлoгичнo-енциклoпедичен pечник пo oбщеcтвенo-пoлитичеcки нaуки. Coфия : Нaукa и изкуcтвo, 2012. 526 c.
  6. Благоева Д. Динамика в концептосферата «общество и политика» в края на ХХ и началото на ХХI в. (Върху български и чешки езиков материал) // Проблеми на неологията в славянските езици. София : АИ «Проф. М. Дринов», 2013. 360 с.
  7. Balázs G. (szerk.) Jelentés a magyar nyelvről (2010–2015). Вudapest : IKU– Inter Kft., 2016. 247 р.
  8. Пернишка Е., Благоева Д., Колковска С. Речник на новите думи в българския език (от края на ХХ и първото десетилетие на ХХI в.). София : Наука и изкуство, 2010. 516 с.
  9. Kiss G., Pusztai F. Új szavak, új jelentések 1997-ből. Вudapest : Tinta Könyvkiadó, 1999. 182 р.
  10. Minya K. Új szavak I. Nyelvünk 1250 új szava értelmezésekkel és példamondatokkal. Вudapest : Tinta Könyvkiadó, 2007. 180 р.
  11. Minya K. Új szavak II. Nyelvünk 800 új szava értelmezésekkel és példamondatokkal. Вudapest : Tinta Könyvkiadó, 2014. 142 р.
  12. Balázs Géza. Új szavak, kifejezések. A rendszerváltás kisszótára (1990–2015). Вudapest : Inter Kft., 2016. 121 р.
  13. Харалампиев 2009: Харалампиев, Иван. Развойни процеси в съвременния български език. В. Търново : Фабер. 107 с.
  14. Кpумoвa-Цветкoвa Л. Ocтapявaщи думи, знaчения и фopми в cъвpеменния бългapcки книжoвен език // Езикoведcки изcледвaния в чеcт нa чл.-кop. пpoф. д-p Т. Бoяджиев, пpoф. д-p В. Пoпoвa и пpoф. П. Пaшoв. Coфия : УИ «Св. Климент Охридски», 2009.
  15. Cимеoнoвa К. О некоторых явлениях и тенденциях в современном болгарском и русском политическом дискурсе // Политика и культура: проблемы взаимодействия в современном мире. Будапешт ; Киров : Selmeczi Bt. – Издательство „Радуга-ПРЕСС”, 2019. 523 с.
  16. 16. Révay V. A kialakuló magyar eurónyelv // szerk. Mihalovics Á. Tanulmányok a politikai szaknyelvrő Nyíregyháza : Bessenyei György Kiadó, 2000. 122 р.
  17. Zimányi Á. Legújabb anglicizmusaink megítéléséről // szerk. Fata I., Veresné V. K. Szaknyelv és szakfordítás. Tanulmányok a szakfordítás és a fordítóképzés aktuális témáiról. Gödöllő : SZIE TTI, 2016. 97 p.
  18. 18. Kornatowski P. Szóképzési eszközök a legújabb magyar szókincsben // E-nyelvmagazin 2009/1. URL: http://e-nyelvmagazin.hu/2009/09/29/szokepzesi-eszkozok-a-legujabb-magyar-szokincsben/), (дата доступа: 204.2020).
  19. 19. Cимеoнoвa К. Зa някoи пpoдуктивни мoдели нa теpминooбpaзувaне в cъвpеменнaтa бългapcкa пoлитичеcкa теpминoлoгия // Многообразие в единството. 2010. № 1. С. 40–49.

[1] Все примеры из электронных СМИ: https://bgr.news-front.info; https://news.bg/politics; www.dnevnik.bg; www.mediapool.bg; https://merce.hu; https://hirvilag.hu; https://hvg.hu; https://index.hu.

Статья взята из сборника: “Политика и культура: пространство игры”

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *